Лапшинское сельское поселение

Котовского муниципального района Волгоградской области

 

Ссылки

Госуслуги

Наш опрос

Поддерживаете ли Вы идею укрупнения сельских поселений?
Всего ответов: 18

Официально

Главная » 2011 » Апрель » 20 » На севере Волгоградской области до сих пор пахнет гарью и смертью
12:14
На севере Волгоградской области до сих пор пахнет гарью и смертью

На севере Волгоградской области до сих пор пахнет гарью и смертью

Автор: Владимир ЧЕРНИКОВ
Опубликовано 07 сентября 10 (16:18)
Статья из номера: АиФ-Нижнее Поволжье № 36

Корреспондент «АиФ-Волгоград» побывал в сгоревших селах

Пожары, промчавшиеся по Волгоградской области потрясли весь регион. Нормальная жизнь сотен людей в одночасье была нарушена безжалостной стихией. Корреспондент «АиФ-Волгоград» побывал в станице Лапшинской Котовского района и своими глазами увидел то место, где бушевал ад.

Тушили для вертолётов

Кажется, по центральной улице Ленина пронесся не пожар, а огненное чудище. Страшной силой смело стены и трубы, будто спички сломало бетонные перекрытия и винтом свернуло стальные листы. Никто ничего не успел спасти. На привязи остались обугленные собаки, в сараях – такие же свиньи.

Беда грянула в четверг в половине второго дня. У железной дороги вспыхнула лесополоса, поднялась буря – как раз в сторону станции. Начальник пожарной части из Котово Пётр Попов рассказал, что ураган с корнем вырывал деревья и понёс огонь с крыши на крышу. О героизме своих людей не стал говорить, и правильно. Они прибыли сюда, когда всё уже сгорело. И начали заливать нефтебазу – чтобы не взорвалась. Сельчане рассказывают, что пожарные кинулись к домам, когда в небе показались вертолёты губернатора и московского начальства. Но суетиться было поздно.

Зато  глава сельской администрации Таиса Шаркова никого не бросила в беде. Она и её девчата кинулась спасать чужое добро, забыв о собственных домах. Но и ей упрёк сделали: почему до последнего не опахали деревню? Ведь огонь пришёл со стороны села Купцова, где уже горели мастерская и поля.

Так вот, предупредив по телефону элеватор и другие организации, сельсовет и добровольная пожарная дружина примчались на станцию. Люди на элеваторе выставили свой пожарный заслон, но огонь его смял и в мгновение ока оказался на железной дороге и на самом элеваторе.

– Горели забор, склады, – вспоминает недавнее Таиса Васильевна. – Нефтебаза тоже занялась – огонь перепрыгнул через трёхметровый забор. Но люди - молодцы, собрались с силами и потушили.

А бешеное пламя вмиг прилетело с элеватора на улицу Ленина. Огонь неудержимо прыгал по крышам. Какие куры, какие собаки – люди выскакивали из домов, не успев схватить документы. Никогда в жизни такого не было, – заканчивает глава администрации.

– В одном месте тушишь, а через десять метров новые очаги, – подтверждает депутат сельсовета Владимир Вишняков.
Сгорели машины, живность. Одни коровы уцелели, потому что были в стаде на выпасе.

Школа на казарменном положении

Вместе с главой и депутатом едем в соседнее Смородино, где тоже только что закончили войну с огнём.

– На десяти километрах огонь шёл по балке и по полю. Почти вся деревня вышла, продавцы магазин закрыли и поехали с нами. Из киосков бесплатно минералку раздавали. Тушили ветками, но справились, – рассказал председатель ТОСа Олег Петров. – В Лапшинку тоже тушить ездили, там же у всех родственники.

Коз теперь у Петровых полный сарай – свои и чужие, привезли от погорельцев со станции.

Ночевал я в Лапшинской школе с ротой внутренних войск из Калача. Они тоже тушили огонь, а сейчас вместе с милицией охраняют пепелища от мародёров. Говорят, особых наглецов нет, но металл утащить на пропой пробуют. Здесь же, в школе, погорельцам раздают одежду и еду. Всё это собирают предприниматели и простые люди и просят об одном: чтобы ничего не осталось. Поэтому техничке школы Наталье Маско приходится уговаривать посетителей – те стесняются брать. Вот, наконец, пришла целая семья. Лидия Кин с улицы Ленина примерила кое-что из верхней одежды, взяла одеяла. Оглядывает себя в трико и тапочках:

–  Выскочила вот в этом. То, что на мне – все мое богатство.

Больше всего ей жаль дочкины фотографии и вещи внука. Вот он, пришёл с папой примерить туфли. Тут и игрушки есть, и конструкторы – приславшие знают, что нужно погорельцам.

В столовой дают горячее и сухой паёк. Завтра всё это опять повезут по дворам. Продукты и вещи машинами поступают со всей области. Назавтра ждали гуманитарный груз из Волжского.   

Мама в банке

Утром в субботу я снова начал обходить сгоревшие улицы. Кажется, ужасу не будет конца. Дым ещё тянулся из погребов, догорала картошка. Вячеслав Терентьев возился на пепелище на Заречной улице. Спрашиваю: вы хозяин?

– Бывший. Дом сгорел и деньги на него – на новый почти собрал, и тут такая беда. 

Горюет о двух кошках, хотя куры тоже задохнулись. Само собой – жаль мясо, что сгорело вместе с морозилкой и холодильником. Много было, Терентьев ведь только им и занимался. Клянёт себя, что прилёг после обеда. Когда сосед разбудил, всё уже было в дыму. Кинулся отвязывать телят на выгоне – своих и чужих.

– Потом побежал во двор скотину выпускать, а надо было деньги спасать и документы, – у Вячеслава Александровича дрожат руки, закуривает с трудом. – Дети у матери, жена у соседей. Я тут в сарае. С чего начать, не знаю. Поросят половина пришла, половина нет. Может, кто угнал?

Под шумок в этом аду один безобразник пытался отвязать чужую тёлку, да соседка баба Люся закричала – испугался и убежал.

Леонид Фокин, что живёт (вернее жил) через два дома, зябнет от горя и утренней прохлады:

– Не знаем, куда теперь. Обещают деньги, дома новые построить – разве это возможно, к Новому году?

Не верит потому, что свой дом строил десять лет. Богатый получился, на сто квадратов. И мигом сгорело, теперь если по кирпичам разобрать – лишь на сарай и годятся.

– Окна были пластиковые, мебель дорогая – скотину всю жизнь держал. Машину только и спасли, на ней убегали, – тяжело давались слова пожилому человеку.

Погибла вся живность, кроме коров. Но их не знают, чем кормить – всё сено тоже сгорело. И ещ ёсрочно нужен инсулин,  жене без него нельзя.

– Почему беда такая большая? – спрашивает Фокин и тут же отвечает: – Потому что пожарные поздно приехали, и то сказали, что воды у них – только локализовать огонь. Колодцы у нас сухие с лета, поэтому все убегали – тушить было нечем. Пенсионеры просто хватали вещи и шли на дорогу.

Беда у него огромная, но он посылает меня к Лясиным – там её ничем не измерить. Дикость какая-то: дом Лясиных цел, а сами погибли. По двору ходил их зять Алексей Капустин, тоже еле живой от расстройства:

– Отец в морге, мать в банке. В трёхлитровой. Все, что нашли от неё в поле. 

Рядом плачет жена Люба. Во всём винит мобильник: когда старики убегали, забыли его в доме, а то бы позвонили. Но быстро спохватывается и продолжает рыдать молча. О миллионе рублей на каждого погибшего даже слушать не стала: за деньги маму не вернёшь. 

Назад я возвращался с машиной Котовского хлебозавода. Оттуда снова бесплатно везли в Лапшинку булки.

«Моя отставка не равна моей вине»

Трагедия сразу же вышла за рамки региональной. В Волгоградскую область приезжала комиссия из Москвы, а Дмитрий Медведев уже раскритиковал неподготовленность местных властей к пожарам. По фактам гибели людей возбуждено  два уголовных дела. Полетели и первые чиновничьи головы. Трое руководителей разного уровня в подали в отставку.

Заявления написали замглавы администрации региона по строительству и жилищно-коммунальному комплексу, председатель областной комиссии по ЧС и противопожарной безопасности Игорь Пикалов, а также руководители муниципалитетов наиболее пострадавших от огня - глава Котовского района Александр Казачков и глава Руднянского района Виктор Морозов.

«Любой порядочный человек поступил бы также, поскольку пост вице-губернатора не стоит семи жизней. Это слишком большая цена.  Моя отставка не равна моей вине», - прокомментировал свое решение Игорь Пикалов.

По мнению губернатора  данные отставки закономерны.

«Были допущены нарушения, которые привели к человеческим жертвам. Чиновники, занимающие высокие посты, несут прямую ответственность за сложившуюся ситуацию и должны были полностью ее контролировать, - заявил Анатолий Бровко. Они обязаны отвечать за самое главное – жизнь и здоровье жителей региона».

Что ж, несколько виновных нашлись сами, без помощи прокуратуры. А вот заплатят ли высокопоставленные чиновники за смертельную халатность еще чем-то, кроме своих кресел, остается под большим вопросом.

http://www.vlg.aif.ru/crime/article/14103

Просмотров: 376 | Добавил: glava | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поиск

Архив записей

Календарь

«  Апрель 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930